«Регресс любой ценой!» — таков, наверное, лозунг руководства России

SOIZ 8.10.2019 23:12 | Общество 112

Сообщение РИА Новости от  9 января 2019 г. «Количество учёных в России составляет примерно 50 на 10 тысяч человек населения, сообщил журналистам глава Российской академии наук (РАН) Александр Сергеев по итогам прошедшей его рабочей встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. По его словам, Россия по этому показателю существенно отстаёт от наукоориентированных стран. К тому же большое количество российских учёных находятся в предпенсионном возрасте, сказал Сергеев».

Владимир Владимирович наверное прислушался к этим словам…

politshturm.livejournal.com сообщает: «2018 году количество россиян, занятых исследованиями и разработками, составило 682000. Относительно 2017 г. число ученых снизилось на 3,6%, а относительно 2010 — на 7,3%.Сокращения касаются всех категорий персонала, в том числе лаборантов. Количество кандидатов и докторов наук снизилось почти на 5000 за период с 2010 по 2018. Уменьшение количества учёных в РФ связано с низкой оплатой труда…».

Фрагмент интервью заместителя президента РАН, доктора экономических наук Владимира Викторовича Иванова с сайта «REF News» (2016 г): «Наблюдается неуклонное снижение финансирования фундаментальной науки. … В целом следует признать, что отсутствие чёткой и внятной государственной научной политики и несовершенство законодательства привели отечественную науку к системному кризису. … Реорганизация фундаментальной науки фактически была направлена на ликвидацию Российской академии наук как научной организации мирового уровня, которая к тому же является культурным достоянием страны. Фактически авторы этой спецоперации уничтожили институт, который являлся бесспорным конкурентным преимуществом СССР, обеспечивал научное сопровождение решения многих вопросов обеспечения жизнедеятельности государства, в том числе обороны и безопасности страны.

В результате этого страна попала не в «нефтяную зависимость», как часто приходится слышать, а в технологическую … Заметим, что в развитых странах доля науки в структуре ВВП превышает 2%, а согласно целевым ориентирам ЕС, должна составлять не менее 3% ВВП. А если учесть разницу в объеме ВВП, можно оценить и реальное финансовое состояние российской науки. Например, согласно распоряжению правительства, объем финансирования программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук в 2016 году составил около 80 млрд.руб. Это примерно бюджет одного не самого крупного американского университета.

Кроме того, в 90-е годы в стране была фактически ликвидирована приборная промышленность, и поэтому теперь научное оборудование, комплектующие, реактивы и т.д. поставляются в основном из-за рубежа».

Сообщение с сайта «Росбалт» от 11 сентября 2019 г. «По объемам средств, выделяемых на науку, Россия в десять раз отстает от ведущих научно-технических стран. Эта ситуация не дает достичь целевых показателей нацпроекта «Наука», предупредил президент Российской Академии наук (РАН) Александр Сергеев, и это «очень серьезный вопрос».

По его словам, передает РИА «Новости», в нынешних условиях, когда отставание российской науки от мировой по оснащенности рабочего места ученого достигает «десяти раз», невозможно говорить о каком-либо планировании в науке».

Еще информация: «За прошедшие шесть лет с начала реформы РАН положение дел в российской науке скорее ухудшилось. Такой вывод удалось сделать на основе опроса, который был проведен среди академиков, членов-корреспондентов РАН и профессоров по инициативе Президиума РАН и профессоров РАН при поддержке Управления информационной политики и пресс-службы РАН, Института психологии РАН и Института социологии РАН. С результатами опроса познакомил президент РАН Александр Сергеев на пресс-конференции. По мнению большинства опрошенных (64%), положение дел в науке ухудшилось».

Так в чем была цель реформы? В том, чтобы обеспечить отставание от развитых стран? Ну так его и обеспечили, реформа достигла поставленных результатов…

«Только 8% академиков, членов-корреспондентов и профессоров Российской академии наук (РАН) уверены, что исследования в их научных областях опережают аналогичные разработки в развитых странах Запада. Об этом свидетельствуют результаты опроса, опубликованные сегодня, 1 октября, на сайте академии. Всего в опросе участвовали более 600 академиков, членов-корреспондентов и профессоров РАН. Главной его целью было узнать то, как ученые относятся к результатам реформы РАН, которая началась в 2013 году».

«Московский комсомолец» пишет: «Уже сейчас по уровню развития технологий мы отстаем от развитых стран примерно на 50 лет. Это ни для кого не секрет».

«РИА Новости» сообщает: «Помощник секретаря Совета безопасности России Александр Абелин заявил, что российская сторона значительно отстала в области промышленной робототехники от других стран. «Приходится признать, что мы значительно отстали в области промышленной робототехники. Степень роботизации российской промышленности на порядок ниже среднего мирового показателя», — сообщил он.

Абелин добавил, что наблюдается также значительное отставание в разработке перспективного задела таких отраслевых технологий как микроэлектроника, искусственный интеллект, мехатроника, техническая сенсорика и автономное энергопитание, которые являются базовыми для робототехники.

Он назвал основными причинами подобного отставания отсутствие программно-целевого подхода к развитию российской робототехники».

«Отсутствие программно-целевого подхода» — как интересно сформулировано! Это отставание возникло в результате целенаправленной политики руководства РФ, многолетних усилий, особо «программно-целевого подхода» по разгрому промышленности и науки. Никаких ошибок и недоразумений.

Вот фрагмент большого материала «Состояние науки в России сегодня» с сайта «studwood.ru»: «Практически все финансирование науки в советский период шло из государственного бюджета. В условиях социально-экономического кризиса 90-х годов оно резко сократилось. Это привело к значительному сокращению объема выполняемых исследований и разработок. Во многих организациях, особенно отраслевого и вузовского секторов, они фактически прекратились. Количество научных сотрудников в стране сократилось к 2002 г. до 420 тыс. человек, это более чем в 2 раза по сравнению с 1990 г. Аналогичным образом сократилось и общее число занятых в сфере НИОКР — с 2,8 млн до 1,2 млн человек. Работники научной сферы массово стали переходить на работу в новые, «коммерческие», отрасли: торговлю, кредитно-финансовую деятельность и т.п. Многие квалифицированные специалисты уехали работать в другие страны. В особенно плохом положении оказались научно-исследовательские и проектно-конструкторские учреждения и подразделения, находящиеся не в столичных регионах страны. Они не способны были конкурировать с ведущими столичными организациями в выполнении общегосударственных научных программ. Одновременно платежеспособный спрос на результаты исследований и разработок на местах почти отсутствует. В итоге к началу XXI в. произошла еще большая территориальная концентрация исследований и разработок. Около 50% их объема в России приходится в настоящее время на Москву и Московскую область, а еще около 10% — на Санкт-Петербург.

Финансирование науки осуществляется на чрезвычайно низком уровне. Ни для кого не секрет, что страна, которая позволяет себе тратить на науку менее 0.5% ВВП, в XXI в. не имеет никаких перспектив для успешной конкуренции с экономически и технологически развитыми странами. В России же на протяжении последних пяти лет доля расходов на науку в ВВП не превышала 0.5%, в то время как в промышленно развитых странах, таких как США, ФРГ, Япония этот показатель колебался от 2.8% до 3% ВВП. По уровню затрат на науку сегодня Россия приближается скорее к отдельным, не очень богатым странам Африки.

Сокращение финансирования привело к резкому падению числа занятых в научно-технической сфере. Драматично складывается ситуация в наиболее передовой части научно-технической сферы России — научно-техническом комплексе ВПК, где в результате распада исследовательского потенциала была потеряна почти треть его общего объема.

Сокращение и обесценивание собственного научно-технического потенциала в условиях современной международной конкуренции означает подрыв основ экономического роста за счет внутренних источников и обрекает страну на перманентное отставание.

Распад научно-технической сферы обусловил снижение эффективности исследований и резкое замедление темпов научно-технического развития страны. Значительно снизился объем национального патентования, не говоря уже о патентовании отечественных изобретений за рубежом.

Замедлились темпы снятия с производства устаревших машин, конструкций, технологий. По этой причине на большинстве российских предприятий инновационная деятельность высокого порядка, направленная на принципиальные усовершенствования, не имеет смысла. Для них единственно подходящим видом инноваций становится замена основных фондов. Причем время, когда инвестиции еще возможны, очень быстро уходит — вместе с разрушением кадрового потенциала предприятий. Это обстоятельство обрекает ряд отраслей российской экономики на растущую технологическую и финансовую зависимость от зарубежных стран».

Сайт kapital-rus.ru  опубликовал материал «Системная отсталость России: основные характеристики»: «Сохраняющуюся и по некоторым направлениям усиливающуюся системную отсталость России можно рассматривать в трех плоскостях: экономико-технологическом, управленческом, социальном.

1. Экономико-технологическая отсталость

Экономико-технологическая отсталость России, прежде всего, характеризуется тем, что в настоящее время практически не осталось секторов экономики, отраслей промышленности, технологий, в которых позиции России оставались бы сильными по сравнению с развитыми странами. Кроме того, технологическое отставание становится источником множества прогнозируемых и внезапных техногенных катастроф, перманентный характер которых подчеркивает необходимость проведения системных преобразований и реализации комплекса крупных долгосрочных инвестиционных проектов, ориентированных на развитие промышленности и инфраструктуры.

Долгое время традиционной нишей России считалось освоение космоса. Однако в последнее время череда неудач с запуском ракет, выводом на орбиту спутников свидетельствует о кризисе в этом направлении. Более того, если цепочка катастроф продолжится, это приведет к временному и возможно продолжительному отказу от полетов, сворачиванию собственной космической программы вследствие крупных экономических потерь и наступления ответственности перед зарубежными партнерами, что станет закатом для отечественной космонавтики. Если в других областях кризисная ситуация может быть менее очевидна, то в данном случае неудачи, которые трудно скрыть, и отсутствие полетов будут красноречивым подтверждением утраты Россией своих позиций в исследовании и освоении космоса.

Другим полем, на котором Россия традиционно имела технологические преимущества, являлось вооружение. Однако в настоящее время значительных прорывов в этой области не наблюдается. В 2011 году Генштаб России публично признал, что российская армия и военная наука минимум на 20 лет отстают от стран Запада.

Значительную угрозу технологической безопасности страны представляет отсутствие в России освоенного производства компьютерной техники полного цикла, что составляет не только основу современных вооружений, информационных технологий государственного управления, но и повседневной жизни. При этом нет никаких оснований полагать, что в ближайшие 10 лет такое производство в России будет организовано. Отсутствие данной отрасли промышленности автоматически оставляет страну за рамками высоких технологий в обычном статусе реципиента и не позволяет развиваться отечественным научным исследованиям в этой перспективной области.

Средний возраст производственного оборудования в промышленности России составляет порядка 20 лет в то время, как в США аналогичный показатель составляет 7 лет. Невзирая на высокий спрос и доходность, нефтеперерабатывающая промышленность уже долгое время также не торопится вкладывать средства в расширение и модернизацию производства и переходить на выпуск моторного топлива, соответствующего современным европейским стандартам. Так, по имеющимся данным из 31 крупного нефтеперерабатывающего завода России только 6 предприятий достигли глубины переработки нефти в 80-88%, что приближает их к 90-процентному уровню США и Европы. При этом суммарная мощность 6 заводов в общей мощности 31 нефтеперерабатывающего предприятия составляет 26,4%. Более того, в регионах страны, в том числе московских аэропортах, периодически возникает дефицит топлива.

В целом, последствия технологической отсталости многолики. Это и учащение технологических катастроф с массовыми человеческими жертвами и экономическим ущербом, усиление импортной зависимости, и, наконец, устойчиво завышенные по сравнению с развитыми странами цены на многие товары в лучшем случае с тем же или даже меньшим уровнем качества.

2. Отсталость системы управления

Отсталость системы управления заключается в устойчивой неспособности государственного аппарата своевременно принимать и реализовывать эффективные решения, нести ответственность за последствия принятых решений. Большинство государственных вопросов оперативного, среднесрочного характера решается соответственно годами и десятилетиями. При этом используются решения, разработанные и предложенные десятки лет назад.

Дезорганизованная работа государственного аппарата порождает неэффективное расходование бюджетных средств. Так, по данным Президента России, из 5 трлн. рублей годового объема государственных закупок размер хищений составляет 20%, что превышает годовой объем финансирования всех реализуемых в стране федеральных целевых программ. Данный факт характеризует, в том числе, неэффективность соответствующего законодательства, а также работы государственных финансово-контрольных органов.

3. Социальная отсталость

Социальная отсталость России выражается в сравнительно низком качестве жизни граждан, определяемым уровнем развития здравоохранения, состоянием жилищной сферы, образования, науки и других сфер.

Одним из показателей благополучия семьи является наличие собственного жилья, а также доступность его приобретения. По уровню жилищной обеспеченности (отношение объема жилищного фонда к численности населения) Россия уступает Германии, также разрушенной в ходе Второй мировой войны, в 2 раза, США – в 3 раза. При этом, учитывая темпы жилищного строительства и естественное выбытие жилищного фонда, достигнуть сегодняшнего уровня Германии и США удастся лишь не ранее чем через 40 и 95 лет соответственно. Сохраняющийся десятилетиями в России дефицит жилья обуславливает высокие цены и процентные ставки по ипотечным кредитам, величина которых в несколько раз больше, чем в развитых странах.

Отечественная система высшего образования, которая долгие годы позиционировалась лучшей в мире, в настоящее время является неконкурентоспособной на международном уровне. Например, в авторитетном рейтинге университетов Academic Ranking of World Universities за 2010 год в число 500 ведущих университетов входят только 2 российских вуза: МГУ (74-е место) и СПбГУ (в четвертой сотне). Никакие другие национальные вузы в рейтинге не представлены.Современный гражданский сектор науки России в рамках государственных академий наук перманентно сжимается, о чем можно судить по сокращающему количеству исследователей, и продолжает оставаться в значительной степени автономным как от реального производства, так и от сферы образования».

«Rbc.ru» пишет: «До 1970 года Россия находилась практически на одном уровне с Западной Европой по человеческому развитию. А в период 1990–1995 годов траектории человеческого развития окончательно разошлись…

К середине 2000-х Россию обогнала не только Центральная и Восточная Европа — бывшие союзники по построению социализма, но и Латинская Америка.

«Вне всякого сомнения, Советский Союз существенно опережал Запад по уровню человеческого капитала в 1960–1980-е годы», — говорит экономист Шломо Вебер, исполняющий обязанности ректора РЭШ.

Мы проигрываем за счет низкого индекса продолжительности жизни и плохого показателя дохода на душу населения, утверждает Марк Урнов, член Комитета гражданских инициатив (КГИ) и научный руководитель департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ. У Норвегии, лидера рейтинга, ожидаемая продолжительность жизни — 81,5 года. У России — только 68 лет (данные на 2013 год).

«Россию тормозит прежде всего низкое долголетие», — соглашается Бобылев. Он сравнивает показатель России с Аргентиной (76,3 года) и Уругваем (77,2 года).

«Я не вижу каких бы то ни было мощных факторов, которые дадут положительный эффект, — рассуждает Урнов о дальнейших показателях человеческого развития в России. — Медицина ухудшается, инфраструктура ухудшается, атмосфера такая, что психосоматических заболеваний достаточно много».

«По туберкулезу мы примерно в семь раз хуже по сравнению с богатыми странами. Мы одна из немногих стран, где значительно растут самоубийства среди молодежи. По распространенности тяжелых наркотиков во второй половине 2000-х годов мы занимали третье место в мире и уступали только Афганистану и Азербайджану — опережали показатель США в 2,5 раза. Влияние потребления наркотиков на уровень здоровья и трудоспособности у нас в два-три раза выше, чем в Западной Европе и США», — приводит примеры неутешительной статистики Урнов.

В рейтинге здоровья населения Bloomberg Россия оказалась на 97-м месте из 145 стран — между Восточным Тимором и Ираком. Нас в нем опережают как традиционно более благополучные по подобным показателям страны Европы и Северной Америки, так и Центральная и Латинская Америка (Коста-Рика, Чили, Куба, Мексика, Бразилия, Уругвай, Эквадор, Аргентина, Перу, Тринидад и Тобаго), азиатские (Китай, Вьетнам, Шри-Ланка, Таджикистан, Узбекистан) и даже африканские страны (Ливия, Алжир).

Bloomberg составляет также рейтинг стран по эффективности их систем здравоохранения, используя данные ВОЗ, МВФ, Всемирного банка. Показатель строится по ожидаемой продолжительности жизни, расходам на здравоохранение в процентах от ВВП в расчете на душу населения и абсолютным расходам на здравоохранение в расчете на душу населения. В рейтинг включаются страны с населением не менее 5 млн человек, подушевым ВВП не ниже $5000 и ожидаемой продолжительностью жизни не менее 70 лет. Россия оказалась на последнем, 51-м месте в исследовании 2014 года.

Показатель продолжительности жизни в России самый низкий среди всех представленных стран.

Абсолютная стоимость здравоохранения в расчете на душу населения в России — $887. Для сравнения: в Сингапуре, лидере рейтинга, ожидаемая продолжительность жизни составляет — 82,1 года, а расходы на здравоохранение на душу населения — $2462».

finanz.ru пишет: «Доля 15-летних подростков, которые доживут до 60 лет, в России оказалась ниже, чем в Казахстане, Индии, Монголии или Эфиопии, оценил Всемирный банк. Эксперты ВБ впервые рассчитали Индекс человеческого капитала (ИЧК), помогающий «измерить человеческий капитал, который родившийся сегодня ребенок может рассчитывать накопить к своему 18-летию». Одним из составляющих индекса стала выживаемость, отмечает РБК.

По этому показателю Россия занимает 122 место в списке из 157 стран. «Этот статистический показатель служит косвенным индикатором, характеризующим диапазон летальных и не летальных исходов, с которыми может столкнуться ребенок, родившийся сегодня, во взрослом возрасте при существующих условиях», — поясняют во Всемирном банке. По этому индикатору (0,78) Россия находится в наихудшей группе стран — только 78% 15-летних по статистике доживают до 60-летнего возраста.

Для сравнения, в США выживаемость взрослых, по оценке Всемирного банка, составляет 0,9, в Китае — 0,92, в Германии — 0,93. Те же результаты, что и Россия (0,78), показывают, например, Афганистан, Судан и Папуа — Новая Гвинея. Один из лучших результатов (0,95) — у таких стран, как Исландия, Швейцария, Италия и т.д».

Вот что такое итог успешных, многолетних реформ! Блестящий результат сознательных усилий и в итоге из сверхдержавы получили подобие Африки, но в очень холодном климате.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора